- а есть в этом что-то, - думаю я, вспоминая ощущение тлеющей сигареты меж своих пальцев и изредка проскальзывающие мысли о всяком, по большей части легкомысленном (легкомысленное порою прекрасное, если не отягощать его ничем)
- нихуя в этом нет, иди проспись, дура, - не медлит с ответом разумная, я полагаю, часть моего сознания. - ты даже сигаретный дым с трудом переносишь.
проигрываемая песня называется неоновые небеса, и есть в этом какое-то очарование.

все эти недоразмышления неожиданно наводят на мысли об Эле, примерно на моменте, когда я думаю, что мне нужен кто-то и срочно, с кем можно заниматься этим самым легкомыслием
мое прекрасное и хрупкое, находящееся сейчас и последние почти полтора года на чертовом другом материке. мне не нравится то, что делает с людьми расстояние - мне не нравится то, что оно делает с нами, то, что оно сделало со мной, это все отдает какой-то безысходностью
но у меня есть блокнот с надписью внизу на срединной странице, фотография в рамке, где на ее руке полторы дюжины фенечек, часть из которых сделана мной, открытка, фотографии на телефоне и воспоминания, а еще ее обещание встретиться зимой и взятое с меня обещание сходить вместе в школу.
куда захочет, думаю я сейчас, и это делает мою безысходность, пожалуй, чуточку бледнее.

думаю, я нуждаюсь еще в двух распечатанных фотографиях и рамках для них. глупо, конечно, думать в этой ситуации о том, что мои любимые люди должны быть рядом со мной - ближе они ко мне от этого не станут, но это будет меня греть, так что какая кому разница.
я, наверное, слишком много думаю. будь легче, Вика

обосноваться здесь, что ли?